Дети – зеркало родителей?

Вы, наверное, видели фильм, одна из сцен которого волнует меня до сих пор. Малышам из старшей группы детского сада психологи предложили сыграть во «взрослый» праздник. Расставили столы, поставили лимонад и сласти, рассадили детей и . Перед глазами потрясенных взрослых разыгралась безобразная сцена. Дети, «выпив» лимонада и «закусив» его сладостями, начали вести себя точно так, как ведут себя за столом в праздник изрядно подвыпившие взрослые, вплоть до глупых ссор и драк между «гостями» .

До чего же похожи на нас наши дети! Еще в младенческом их возрасте мы непрестанно умиляемся, обнаружив у маленького розового комочка наши глаза, уши или нос. Попозже, в раннем детстве, опять-таки частенько вытираем умильные слезы, подсмотрев у чада наш жест, поступок или совсем-совсем взрослую фразу. А еще через несколько лет, утирая холодный пот со лба, пытаемся понять, как же смогло проявиться в ребенке не только то, что есть в нас лучшего, но и то, что мы предпочли бы не воспроизводить в потомстве .

Именно основываясь на этом, многие из нас в разговорах о воспитании глубокомысленно, а иногда и со вздохом повторяют фразу: «Дети — это зеркало родителей». Но это и так, и не так одновременно. Дело в том, что, действительно, одним из психологических механизмов социализации (процесса превращения ребенка в гражданина и члена общества) выступает так называемая идентификация: буквально — уподобление взрослым, подражание им, ориентировка на их поведение как на пример и прообраз собственных действий. И конечно же, в первую очередь механизм идентификации действует в парном взаимодействии «ребенок — родитель», поскольку именно родители выступают для детей наиболее «доступными» взрослыми. Именно от нас, пытливо вглядываясь в наши поступки и действия (сколь бы малозначимыми они нам ни казались), и получают наши дети образцы и модели поведения, которые впоследствии будут реализовывать в собственной взрослой жизни. И именно в контакте с нами формируются их индивидуальные роли и представления о всем многообразии явлений окружающей действительности и отношении к ним.

Однако далеко не всегда это происходит по законам зеркального отражения. У зазеркалья семейной педагогики свои, временами очень сложные законы, и прямому отражению ребенком ваших личности и поведения могут помешать описанные И. С. Коном механизмы противодействия, когда вы, например, настолько ограничивали свободу своего сына, что, он, в пику вам, вырос «нигилистом» или, наоборот, в ответ на предоставление ему максимальной самостоятельности — зависимо-послушным, полностью находящимся под пятой авторитетов человеком. Или же ролевой взаимодополнительности, когда в семье рачительных и бережливых хозяев вырастает мот и транжира (еще бы — ему ведь не требовалось проявлять подобные качества, ибо все и без него шло нормально и хорошо) или, наоборот, в многодетной семье старшие дети становятся подлинными хозяевами. Хочется обратить здесь ваше внимание на то, что «зеркальный эффект» искажается во всех этих случаях определенными моментами семейных отношений.

К тому же нельзя не отметить, что зеркало-то это всегда бывает с двойным дном, и ваш ребенок является для вас не только воспитуемым, но и воспитателем. Советские психологи А. У. Хараш и О. М. Дерябина, впервые обратившие внимание на эти воспитательные функции ребенка, утверждают, что наши дети, во-первых, предъявляют нам образцы поведения, принадлежащие к числу высших этических эталонов: сосредоточенность на исследуемом предмете — бескорыстную и самозабвенную (у нас уже этого зачастую не остается), а также доверительное подлинно диалогическое общение без свойственных нам, взрослым, защитных механизмов. Во-вторых, они предоставляют нам редкую возможность, встав на детскую точку зрения, увидеть мир по-новому, без искажающих наше восприятие стереотипов и предрассудков. В-третьих, воспринимая нас непосредственно и точно, без свойственных нам «соглашательских» моментов, именно дети возвращают нам действительно точное зеркальное изображение нас, родителей, свободное от всяческих «взрослых» искажений. Весьма важно здесь то, что дисфункции семейного воспитания (зачастую основывающиеся на отказе родителей принимать своего ребенка таким, каким он есть) проистекают из-за неспособности взрослых людей принять свое собственное «Я», усматриваемое в миропонимании и поведении ребенка, и процесс воспитания малыша взрослым идет тем менее успешно, чем менее успешно «обратное» воспитание взрослого ребенком.

Так что формула «дети — зеркало родителей» верна лишь отчасти, отчего сплошь и рядом слепо использующий ее родитель может оказаться Алисой в Зазеркалье. И можно вполне согласиться с И. С. Коном, утверждавшим, что конкретные свойства личности ребенка в принципе не выводимы ни из свойств личности родителей, ни даже из отдельно взятых методов воспитания.

Способности, задатки и индивидуальные различия
Исследуя развитие способностей, ученые долгое время отталкивались от теории врожденных свойств или задатков. В качестве доказательства врожденности способностей обычно указывают на факты индивидуальных различий, проявляющихся в детском возрасте, когда воздействие обучения и воспитания, казалось бы, еще не могло быть определяющим. Так, н ...

Общая характеристика переговоров
Использование переговоров, прямых или с участием посредника, для разрешения конфликтов имеет столь же давнюю историю, что и сами конфликты. Однако объектом широкого научного исследования они становятся лишь во второй половине XX в., когда искусству ведения переговоров стали уделять особое внимание. Пионер же таких исследований — француз ...

Происхождение застенчивости. Генезис застенчивости
О том, что застенчивость – качество врожденное, в конце XIX в. писал лондонский врач Г. Кэмпбелл (H. Campbell, 1896). Однако и в наше время Раймонд Кэттелл (R. Cattell, 1946) рассматривал застенчивость как биологически обусловленную черту, связанную с возбудимостью нервной системы. По мнению автора, застенчивые люди (черта Н) обладают в ...