Аристотель о праве
Страница 1

Правовая теория Аристотеля была подчинена тем же идеологическим целям, что и учение о государстве.

Право он отождествляет с политической справедливостью, подчёркивая тем самым его связь с государством как моральным общением между свободными гражданами. «По­нятие справедливости, — отмечает Аристотель, — связано с представлением о государстве, так как право, служащее крите­рием справедливости, является регулирующей нормой полити­ческого общения». мобильные перегородки по выгодной стоимости

Вне политического общения права не существует: «Люди, не находящиеся в подобных отношениях, не могут и иметь относительно друг друга политической справедливости». Именно поэтому право отсутствует в отношениях господ и рабов, отцов и детей, при деспотической власти.

В целом право как политическое явление Аристотель назы­вает «политическим правом». Это, в частности, означает невоз­можность неполитического права, отсутствие права вообще в неполитических (деспотических) формах правления.

Политическое право делится на естественное и условное (волеустановленное).

Естественное право – то право, которое везде имеет одинаковое значение и не зависит от признания или не признания его.

Условное право (волеустановленное) – то, которое, первоначально

могло быть без существования различия таким или иным, но раз оно определено это безразлично прекращается (подразумевается всё то, что в последующем словоупотреблении стало обозначаться как позитивное (положительное) право. К условному праву Аристотель относит установление закона и всеобщих соглашений. Аристотель выделяет писанный и неписаный закон. Под неписаным законом, тоже относящимся к условному (позитивному) праву, понимаются правовые обычаи (обычное право).

Аристотель придерживается принципа верховенства законов. Существенной чертой закона является его соответствие политической справедливости и праву: «Всякий закон в основе предполагает своего рода право». Следовательно, это право должно найти свое выражение, воплощение и соблюдение в законе.

Отступление закона от права означало бы отход от политических форм к деспотическому насилию.

Политическое правление – это, по Аристотелю, правление законов, а не людей. Правители, даже лучшие, подвержены чуствам и аффектам, закон же – «уравновешанный разум».

Аристотель подчёркивал, что постановления народного собрания и правителей не являются законами в собственном смысле слова и не должны содержать предписаний общего характера: «Закон должен властвовать над всем; должностным же лицам и народному собранию следует предоставить обсуждение частных вопросов».

Таким образом, в учении Аристотеля и естественное, и условное (волеустановленное) право, хотя и различаются между собой, но оба относятся к сфере политических явлений и носят политический характер. У софистов, например, различие между естественным правом (правом по природе) и правом условным (полисными законами, установленными по соглашению, произ­волу и т. д.) означало различение, а зачастую и прямое проти­вопоставление естественного (природного) и политического (ус­ловного). Своеобразие позиции Аристотеля обусловлено тем принципиальным обстоятельством, что под «природой» он и в вопросе о праве имеет в виду именно политическую природу человека: ведь человек, согласно Аристотелю, есть по своей природе существо политическое.

Законы и остальной распорядок общественной и государственной жизни должны исключить должностным лицам возможность наживаться. В таком случае граждане, отстраняемые от участия в государственном управлении, довольны и получают возможность спокойно заниматься своими частными делами. Но если они думают, что правители расхищают общественное добро, тогда их огорчает то, что они не пользуются ни почетными правами, ни прибылью.

Аристотель также утверждал, что должны существовать законы, касающиеся воспитания, и «последнее должно быть общим». Воспитание граждан в духе соответствующего государственного строя есть самое важное средство сохранения государственности. Самые полезные законы не принесут пользы, если граждане не будут приучены к государственному порядку. «Если недисциплинирован один, недисциплинированно и все государство».

Воспитание должно соответствовать каждому государственному строю. «Свойственный каждому государственному строю характер обыкновенно служит и сохранению строя и с самого начала – его установлению, как, например, демократический характер – демократии, олигархический – олигархии; и всегда лучший характер обеспечивает лучший вид строя».

А так как государство в его целом имеет в виду одну конечную цель, то, ясно, для всех нужно единое и одинаковое воспитание, и забота об этом воспитании должна быть общим, а не частным делом, как теперь, «когда всякий печется о своих детях частным образом и учит частным путем тому, что ему вздумается».

Страницы: 1 2

Адаптация как мера здоровья
Как показал проведенный анализ, большинство отечественных и зарубежных исследователей [11, 29, 35] мерой индивидуального здоровья считают свойство каждой живой системы адаптироваться к окружающим условиям. Исследователи валеологичекой ориентации И.И. Брехман и А. Г. Щедрина [16] придерживаются мнения о здоровье, как индивидуальном качес ...

Примечания к тексту
1.Бессознательное - действия человека, которые он совершает, не отдавая себе отчета, автоматически. Бессознательный характер носит психическая деятельность во время сна, гипноза, лунатизма (см. "Толкование сновидений"/ З.Фрейд/ 1913 год/ 2 издание, Москва/ стр. 47). Бессознание, согласно первому закону диалектики, является ант ...

Дифференциация эмоций
Теория Джеймса-Ланга (James-Lange, 1884) предполагает наличие определенного Паттерн (Образа) активности вегетативной нервной системы на каждую отдельную эмоцию. Это утверждение получило подтверждение работами Экмана и Фризена (Ekman and Friesen, 1990) ...