В табл. 6 отражены результаты субъективной оценки обследуемыми как собственно факта пребывания в Афганистане и полученного там индивидуального жизненного опыта, так и характера личностных изменений после этого события.

59.5% обследованных из группы хорошо адаптированных участников боевых действий оценили свое пребывание в Афганистане в целом как позитивное жизненное событие, а 16.2% – как негативное и имевшее в дальнейшем для них тяжелые последствия. 9 чел. (24.3%) из группы А пребыванию в Афганистане дали нейтральную оценку («обычное, рядовое событие», «не могу оценить», «среднее событие, никак на меня не повлияло» и т.п.).

В качестве примера позитивной оценки приведем высказывание обследуемого А-ва (Р8 = 90):

«Афганистан – это здорово! Особенно отношения между людьми были замечательными. Когда вернулся, очень хотел обратно, сейчас уже семья, дети, а тогда опять поехал бы туда с удовольствием». Негативную оценку можно проиллюстрировать словами обследуемого Ж-на (Р8 = 81): «Самое тяжелое событие в жизни – Афганистан, он оказал на меня очень тяжелое влияние, я там повидал много и здоровье потерял».

Среди адаптированных ветеранов, давших позитивную оценку своему пребыванию в Афганистане, 48.6% в ходе интервью отметили, что за это время приобрели полезный жизненный опыт («там было настоящее дело», «научился общаться с людьми», «помогает реально относиться к жизни», «помогает ценить человеческую жизнь» и т.п.). 18.9% из них наряду с полезным отметили и негативные стороны личного афганского опыта («дедовгцина», «ухудшилось здоровье», «лучше бы такого опыта не было, ненавижу тех, кто туда послал» и т.п.), считая его лишним в своей жизни.

В группе позитивно оценили свое участие в военных действиях 24% ветеранов. Так, обследуемый 3-в (Р8 = 20, тяжелое ПТСР) был уверен в том, что»… страшного ничего нет. Мужиком стал – теперь больше оказываю внимания родителям и близким, могу защитить любого…». Негативную оценку дали 68% обследованных (С-й:»… изменился очень, полоса чернющая, никакого позитива…»; С-н:»… отрицательное событие, ближе к самым, плохим, до сих пор влияет… мешает жить…»), нейтральную – 8%.

В подгруппе дезадаптированных ветеранов, давших обобщенную позитивную оценку пребывания в Афганистане, 24% рассматривают свой афганский опыт как «полезный» и 8% – как «вредный». Среди тех, кто дал негативную обобщенную оценку, большинство считали свой личный афганский опыт «вредным и тяжелым» (44%).

В целом, в группе А оценивших свое пребывание в Афганистане как позитивное жизненное событие оказалось значительно больше (/ = 14.68, р < 0.001), чем давших негативную оценку. Среди дезадаптированных ветеранов значимо больше было рассматривающих свою службу в Афганистане как негативное событие (^ = 9.74, р < 0.01). При этом среди тех, кто дал позитивную оценку в группе ^, количество страдавших ПТСР оказалось в два раза меньше, чем в подгруппе дезадаптированных ветеранов с негативной оценкой своего прошлого опыта.

Одним из известных последствий переживания травматического события является ощущение личностной измененности у его участников: «Я

стал другим». Как видно из табл. 6, ни один из 17 дезадаптированных обследованных ветеранов в подгруппе с негативной оценкой афганского периода жизни не отмечал у себя наличия позитивной личностной измененности, а 11 чел. (44%) заявили, что они стали хуже («после Афганистана чувствую себя отбросом общества», «если бы не Афганистан, я бы не был таким, как сейчас – резко изменился в плохую сторону» и т.д.).

В группе А один человек с общим негативным отношением к пребыванию в Афганистане отметил, что изменился в лучшую сторону: «Афганистан – самое тяжелое событие, но после него я стал опытнее, стал осознавать многое, чего раньше не понимал». При этом в подгруппе с обобщенной позитивной оценкой прошлого опыта говорили о положительных изменениях («ощутил себя личностью», «почувствовал себя мужчиной», «повзрослел», «понял, что я могу то, чего другие не могут» и т.п.) 21.6% адаптированных ветеранов и 16% дезадаптированных. В этой подгруппе также не было ни одного из обследованных (ни из группы А, ни из группы О), кто чувствовал себя изменившимся в худшую сторону.

Страницы: 1 2 3 

Физиологическая основа темперамента
Согласно учению И. П. Павлова, индивидуальные особенности поведения, динамика протекания психической деятельности зависят от индивидуальных различий в деятельности нервной системы. Основой же индивидуальных различий в нервной деятельности является проявление и соотношение свойств двух основных нервных процессов - возбуждения и торможени ...

Интеллектуальный потенциал личности
Интеллект и интеллектуальный потенциал образуют единство, но не тождество. Интеллектуальный потенциал – это, прежде всего, связь потенций и тенденций, ресурсов и резервов субъекта с движущими силами интеллекта, с мотавационно-потребностной сферой и общими способностями человека и, наконец, с энергетическим обеспечением творческой продук ...

Психологические основы общения в спорте
Психологические особенности спортивного коллектива. Спортивная деятельность носит коллективный характер, протекает и подготавливается в присутствии других людей и при их участии. Спортивная команда представляет собой коллектив со своими психологическими особенностями, в котором между спортсменами складываются определенные отношения. О ...