Психотических диагнозов в обследованной выборке установлено не было. У 20 (из 121) обследуемых (16.53%) было диагностировано полное текущее ПТСР. 13 чел. (10.74%) имели частичное текущее ПТСР (для постановки полного диагноза не хватало 1 симптома). У остальных 88 чел. (7–2.73%) при обследовании или совсем не было установлено наличия симптоматики текущего ПТСР, или присутствовали единичные симптомы незначительной интенсивности и частоты проявления.

В зависимости от значения показателя Р8 были выделены две группы, различающиеся по уровню адаптированности. В группу «адаптированных» (группа А,

п = 37) вошли ветераны с уровнем Р8>.» 1 (М+ 2о; средний балл по Р8 = 87.1); в группу «дезадаптированных» (группа О)

– 25 обследованных с показателем Р8 < 48 (М – 2о, средний балл по Р8 = 24.2). Как видно из табл. 1, группы А и Д не имели особых различий в возрасте, образовании, а также характере боевого опыта.

Симптоматика ПТСР в группах адаптированных и дезадаптированных участников боевых действий

Результаты клинической диагностики ПТСР представлены в табл. 2. В группе «адаптированных» 91.9% ветеранов никогда не имели посттравматической симптоматики. Частичное текущее ПТСР было выявлено у двух человек (5.4%), полное ПТСР в прошлом – у трех (8.1%). Полное текущее ПТСР не выявлено ни у одного из обследованных группы А.

В группе «дезадаптированных» полное текущее ПТСР диагностировано у 17 чел. (68%). Частичное текущее ПТСР – у четырех (16%), из которых двое имели полное ПТСР в прошлом и двое – частичное в прошлом. Никогда не имели полного диагноза ПТСР 5 чел. (20%).

Симптоматика ПТСР у ветеранов из группы О не только встречалась чаще, но и была более тяжелой, что наглядно демонстрируют два приведенных ниже примера:

1. Обследуемый С-н

(группа О, Р5 = 20, диагноз ПТСР, оценка тяжести состояния по шкале САР5 Г= 75). В настоящее время беспокоят постоянно повторяющиеся, навязчивые воспоминания о том, что он видел и пережил в Афганистане, неприятные сновидения о войне:»… бред какой-то, все перекручено, проснешься и начинаешь все по новой анализировать, сижу на кухне и уже не заснешь, с рассветом легче становится; раньше, когда только вернулся, воевал по ночам, кричал, отдавал команды». Избегает любых ситуации, которые могут напомнить о войне:»… новости стараюсь не слушать – выключаю телевизор, газеты не читаю, с ребятами не встречаюсь; когда вернулся – очень любил петь под гитару афганские песни, сейчас гитару забросил, вот уже года 2–3». Когда что-то напоминает об Афганистане и возникают тяжелые картины и воспоминания, старается заняться чем-то по дому, делает уборку, идет в магазин за покупками, чтобы была какая-нибудь физическая нагрузка:»… избавиться от воспоминаний невозможно, последнее время стало хуже». За последние годы отмечает потерю интереса ко всему, что раньше привлекало. Часто испытывает ощущение отстраненности, отделенности от других людей, даже близких. Иногда бывают затруднения с воспоминаниями о том, что было в Афганистане. Очень часто появляется ощущение неспособности испытывать положительные эмоции:… словно схоронил все чувства». Часто возникает состояние повышенной настороженности, ожидание чего-то плохого, даже когда для этого явных причин нет.

Особенно это состояние беспокоит, когда остается дома один; в метро всегда оценивает ситуацию, пассажиров, чтобы быть готовым в случае каких-либо экстремальных событий. Всегда реагирует на громкий, неожиданный звук, например телефонный звонок, – раньше подпрыгивал, сейчас только вздрагивает. В ситуациях, когда что-то напоминает об Афганистане, начинает волноваться, иногда плачет. В настоящее время сильно страдает от бессонницы, раздражительности, вспышек гнева, которые часто Сопровождаются разбрасыванием вещей, битьем посуды. Иногда в гневе может ударить жену; потом очень сожалеет, раскаивается, но предотвратить подобное поведение не в состоянии. Часто испытывает трудности с сосредоточением внимания, нередко бывает так, что не слышит, о чем говорит жена, окружающие; периодически ловит себя на том, что не следит за развитием сюжета в книге или телевизионной программы.

Страницы: 1 2 3

Психологические проблемы изучения личности осужденных и динамики их психических состояний в процессе отбывания наказания
Лишение свободы и помещение в исправительное учреждение (ИУ) – это всегда крах жизненных планов человека и резкая смена его образа жизни. Возникающие в связи с этим негативные психические состояния и поведенческие проявления, которые в литературе часто называют “тюремным синдромом”, протекают на фоне необходимости адаптации осужденных к ...

Основные проблема адаптации ребенка к школе. Дисциплина
Главная трудность, с которой встречаются дети в школе – это требования определенной дисциплины. Они в той или иной степени лишаются свободы действий. Уроки в основном идут по 40 минут, но для ребенка это достаточно долго. Надо сидеть на одном месте, нельзя разговаривать с соседом по парте, с учителем можно заговорить только с его разреш ...

Оппортунический закон: психоз или сознание?
После того как тема сформулирована, сновидение однородно дает понимающий контраст, таким образом, стратегия поведения, выгодная отдельному человеку, ведет к коллективному проигрышу. Роль, например, социально просветляет сублимированный гомеостаз, в частности, "тюремные психозы", индуцируемые при различных психопатологических т ...